Темный мирок
Mae Govannen
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Темный мирок > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Позавчера — среда, 12 декабря 2018 г.
Искусство неуместный человек 12:03:21
В более раннем возрасте относилась к искусству не сильно серьезно. Смысл, как мне казалось, заключался только в передаче реалистичности изображения. Тогда это имело какое-то применение. Однако, после изобретения фотографии,надобнос­ть в картинах должна была отпасть. Но изобразительное искусство продолжало существовать, развиваться, приобретать какие-то новые, непонятные формы. Мне было трудно это понять. Как это часто бывает, люди смеются над тем, чего не понимают. Я не была исключением, пока не познакомилась с книгой Эрика Канделя "Век самопознания". Это одна из немногих книг, которые полностью поменяли моё мировоззрение. Тезис о том, что искусство - предполагаемый фактор эволюционного развития человека, просто сразил меня своей оригинальностью и реалистичностью. Хотя, изначально, желание прочесть эту книгу у меня вызвали достижения учёного в области нейробиологии( Кандель нобелевский лауреат).
Как же меня восхищают разносторонне развитые люди, которые готовы всю жизнь находить что-то новое и стремиться понять то, что не входит в круг их сложившихся интересов!
Надеюсь, что сама отношусь к таким людям...

­­


Категории: Книги, Нейробиология, Искусство, Взгляды
вторник, 11 декабря 2018 г.
не бывает безвыходных ситуаций. бывают ситуации, выход из которых нам не нравится. umbraya erze 21:18:32

Существует разница между понятием "лень" и понятием "я блять не хочу делать это сраное дерьмо".

Есть такое состояние полного морального оцепенения перед какими-то стрессовыми событиями в жизни. Когда отчетливо понимаешь, что надо что-то делать – писать курсач, готовиться к зачету (у меня все такое связано только с учебой..), мозгом осознаешь, что это вполне посильное занятие, хоть и совершенно нелюбимое, но все равно прокрастинируешь до последнего; мозг не ищет оправданий для других занятий, даже не «я не хочу делать неприятные дела, поэтому занимаю себя чем-то более приятным» – что угодно теряет всякую приятность, щедро приправленное непрекращающимся волнением. В этом состоянии теряется осознание того, что после стрессового события жизнь продолжится, а значит, скорее всего, в процессе ты не умрешь; день стрессового события – как день конца света. А потом гора спадает с плеч, дальнейшая жизнь придвигается поближе к внутреннему взгляду, и ярче ощущается то, что ты живой.

Тут должна была быть какая-то мораль, но мне ее уже не вывести – натащил слишком много обрывков тем, так что и не угадаешь, о чем говорил изначально. А, вообще о том, что я не люблю свою учебу.

Немножко умирать, как написано внизу V, мне помогло.

Подробнее…[Forwarded from твой друг-гей ]
Иногда лучшее, что может выбрать человек — это сдаться.

Порой я застреваю — и в попытках разрешить ситуацию вкладываю чересчур много усилий. Рождается слишком много хаотичных движений, слишком много тревоги. Осмысление — теряется.
В общем, иногда я слишком «пытаюсь», в этом ошибка. Не «пытайтесь».

Дойдя до крайней точке приложения стараний, которые почему-то не работают, стоит признаться себе: «Хватит, я сделал всё возможное».
А дальше пусть оно само собой разрешится — или нет.

И вы знаете, оно работает. Когда ты вдруг полностью сдаешься и отказываешься пытаться — из ниоткуда появляется решение.

«Потеряй и еще потеряй — так дойдешь до недеяния.
Ничего не будешь делать — и все будет делаться»
Лао Цзы

Тяжелейшие ситуации зачастую решались, когда я сдавался радикально.
«Больше не могу», — признавался я себе и отказывался делать что-либо. Запрещал себе делать что-либо. Я лишал себя средств связи, прекращал есть, пить и просто ложился на пол, представляя себя мёртвым.
Я сдавался перед жизнью, признавал свою неспособность, по большому счету, что-либо в действительности контролировать.

Я запрещал себе покидать это состояние, пока решение не найдется. А обычно оно находилось быстро: иногда через пару часов, иногда через пару дней. Бывало и больше. Изредка решение не находилось, но и сама проблема теряла вдруг свою значимость. Когда ты притворяешься умершим, то мало что вообще кажется существенным.

Когда человек метается в [почти] безвыходных ситуациях, он истощает свои силы и делает много лишнего, суетится. В конечном счете это оказывается губительным.
Люди вообще близоруки и в своих излишних стараниях раскапывают целину, перекрывают плотинами реки, а в результате остаются без еды и продовольствия.

Важно быть способным признать: метания не помогут, нужно признать свое бессилие.

Принято считать, что «бессилие» не является ресурсным состоянием, но в действительности, признавая собственную ограниченность, мы снимаем с себя тяжкий груз контроля, а значит наши силы только прибывают. А ещё мы открываемся, начинаем просить и учиться у других людей. Видим то, к чему были слепы «до».



Настроение: [источник] t.me/vladanrains
короче ос кaнадa в сообществе •NOTEBOOK• 20:45:18

мама не хотела,­ папа не старалс­я

­­
Хайме Рейес
Часто его называют просто Рей. Иногда его ошибочно называют "Джейме", потому как латиницей оно пишется как Jaime, что самого Хайме несколько раздражает.
24 года, испанского происхождения.


Способность: Внутренний порок
Способность Хайме позволяет ему управлять иллюзиями. Физически этой способностью невозможно нанести вред; проблема в том, что она может сделать с информацией, поступающей в мозг. Рейес вынуждает видеть, слышать и чувствовать то, что хочется ему самому, и из-за такого разнообразия функций его иллюзий становится сложно отличать реальность от внушаемых образов. Способен создавать иллюзии чувств и эмоций.
Хайме не способен хоть как-то манипулировать чужой памятью. Однако, стоит отметить, что иллюзии он может применять и на себя в том числе, выборочно для себя изменяя поступающую в мозг информацию. Грубо говоря, он и сам себе анестетик, и антидепрессант.
Минус способности Рея в том, что она слишком легко выходит из-под контроля; он частенько "фонит" достаточно безвредными иллюзиями, автоматически перекидывая на других людей свои эмоции. Кроме того, от него практически всегда пахнет цветами, как от ходячего цветочного магазина, что тоже по сути просто иллюзия. Такие вещи не несут в себе никакой опасности, и могут быть пресечены Хайме, если ему просто об этом сказать; сил они тоже практически не отнимают из-за своей безвредности и легкости. Другое дело, что любые стимуляторы мозговой деятельности и сознания несут в себе фатальное влияние на способность. Алкогольное опьянение или наркотическое вызовет у него потерю контроля над собой, и тогда уже он может существенно попортить жизнь окружающим, создавая полномасштабные иллюзии. Такие вещи оставляют его самого практически без сил, и приходится долго восстанавливаться. Препараты из раздела ноотропов существенно повышают и без того большое влияние его сил на окружающих. В моменты паники он так же может неосознанно защищать себя с помощью иллюзий, и чем сильнее в нем подсознательное желание самозащиты, тем больший вред он способен нанести.


Хайме родом из Майами. Его жизнь начиналась вполне обычно - школа-друзья-кружки­, беготня по дворам, шумные вечера на берегу Майами-бич, где он жил со своими родителями. В годы его юности набирала силу "Гильдия", помаленьку захватывавшая североамериканский континент. И тогда это еще была достаточно благородная организация эсперов; Хайме очень хотел туда попасть, но он не обладал никакой способностью. Во всяком случае, он так думал.
Школьные будни неминуемо включают в себя первые подростковые ошибки, осторожные шажки в жизни, когда хочешь нового - и в итоге бьешься об острые углы реальности. В том числе и первые пьянки с друзьями, когда пробуешь некачественный алкоголь в некачественных количествах. Для пятнадцатилетнего Хайме уже давно стало ясно, что с ним что-то не так. Когда ему было весело, веселились и люди рядом с ним; когда он плакал, плакали остальные. Но когда на обычной подростковой вписке подружка мальчика внезапно начала вести себя так, будто вот-вот захлебнется, стало не до шуток. До Хайме с трудом дошло, что он четко осознает, что видит и ощущает девчонка; то же чувствовал он, когда свалился в канал с мостика. Вот только она полностью переживала все ощущения, и после этого (помимо того, что едва не задохнулась) ее психика немного пострадала.
Как свойственно всем детям, Рею стало любопытно. Он экспериментировал много, и не стоит приводить тут суть этих экспериментов, которые привели в конечном итоге к тому, что напавший на него однажды грабитель с ножом сошел с ума. Им заинтересовалась Гильдия, и в 19 Хайме числился ее официальным членом, где его способностью занялись на достаточно серьезном уровне.
С приходом Фицджеральда ко власти, Гильдия резко перестала быть таким приятным местом. Вслед за главой Рей был вынужден приехать в Японию, но активного участия в действиях не принимал - ему и не говорили, поскольку до "основного состава" он не дослужился, и его не трогали. Да и когда она распалась, Хайме был только рад выползти оттуда и выпорхнуть на свободу. Приличия ради он даже выучил японский перед поездкой, и теперь развлекается, оставшись пока в этой стране.


­­Первая встреча с Хайме определенно станет достаточно запоминающимся событием в вашей жизни. Даже если можно предположить, что человека с похожим набором качеств вы уже могли встречать, то ничего, хотя бы отдаленно похожего на это нечто, все равно не найдется. Как бы вы не искали.
Первое впечатление, которое он на вас произведет - гиперактивный, гипертрофированный экстраверт. Он рвется общаться всегда, везде и со всеми, как моряк дальнего плавания в бордель. И, что самое интересное, общаться с ним правда очень приятно. Он легко общается со всеми, вне зависимости от возраста, пола, гендерной и расовой принадлежности, ориентации и положения в организации. Общается легко и на абсолютно любые темы, что, впрочем, не мешает ему вставлять в разговор всякие подколы и шуточки. Короче, дружелюбие Хайме на высоте, и каким-то неведомым образом (на самом деле очень даже ведомым, но про это потом) он умудряется располагать к себе людей. Иногда его дружелюбие настолько на высоте, что это начинает надоедать.
Хайме приставуч, болтив безмерно, не ценит чужого пространства чуть более, чем полностью, и выражает свои эмоции слишком уж ярко. Ко всем он относится одинаково тепло и ласково; и даже слишком ласково, поскольку он легко называет даже малознакомых людей "солнышками" и "котиками", любит физические контакты, даже если их не любите вы, и в целом излучает счастье и позитив. Он ведет себя слишком беззаботно, временами даже инфантильно и по-детски невинно, задирая других и радуясь мелочам. Это не значит, что его интеллект, скажем так, ниже среднего; просто Хайме такой по жизни, таков уж его характер, и с этим ничего не поделать. Иногда Рей успокаивается или устает, и из него не с такой силой бьет энергия. Иногда он грустит; но это только наедине с собой, Рейес не привык показывать свои внутренние переживания на людях. Ребяшливость Рейеса уходит на задний план только тогда, когда вокруг образуется пиздец массового масштаба. И тогда становится очевидным, что этот, казалось бы, ни на что (кроме мемов) не годный человек за всей этой своей показной беззаботностью и легкой манерой поведения обладает незаурядным умом и жестким стержнем внутри. Если ситуация дошла до того момента, когда все уже не просто горит, а взрывается к чертям собачьим - Хайме становится серьезным и собранным, а его холодный взгляд так и пронизывает насквозь. Эти "стальные" нотки проскальзывают иногда и в его обычном поведении; словно напоминание того, что Рей не так прост, как кажется.
Двойственность проскальзывает и в общении - с ним можно говорить не только на бездумные и легкие темы. С одинаковым успехом Рейес поддерживает и задушевные беседы о новых мемах, и достаточно тяжелые разговоры, в которых требуется поддержать собеседника. Вопрос только в том, захочет ли этого он сам? Он достаточно тепло относится к своим друзьям, но человека, которого он впервые видит и/или по каким-то причинам недолюбливает, он, скорее всего, просто проигнорирует. Это в лучшем случае; в худшем ему хватит мозгов еще и сделать побольнее, как-нибудь прокомментировав ситуацию или съязвив на эту тему. Впрочем, если вы его друг, Хайме будет вам рад хоть в третьем часу ночи чтобы ебнуть чайку и поговорить за жизу.
Рей, пусть и выглядит как хренов распиздяй, довольно серьезно подходит к тем вещам, которые выполнить действительно надо. Он даже в определенной степени ответственный, и всегда завершает задания в срок. Однако, "действительно надо" - это понятие растяжимое; если ему поручить что-то недостаточно серьезное и ответственное, с него станется тянуть до последнего, и начинать что-то делать примерно ночью перед дедлайном (но он все равно сделает). Поэтому никогда не стоит поручать ему вещи вроде бумажной волокиты.
Часто на первый план Рейеса встает личная выгода. Часто - это всегда, когда решения Хайме при этом не вредят никому (или вредят недостаточно сильно, чтобы обернуться потом пиздецом). Он, во всяком случае, старается, чтобы не вредили. А вообще, личные желания перманентно тащат его на своем поводке, и он просто берет и делает то, что ему хочется. И да, это учитывая то, что чувства большей части незнакомых ему людей ему вовсе неинтересны. И всплесками альтруизма он тоже не страдает. Вообще ни капли.
Существо он достаточно скрытное. Если внезапно вы захотите узнать о Хайме поподробнее - вы обнаружите, что о себе он практически никогда не треплется. И дело не только в инфе вроде откуда он или кто его родня; душа у испанца тоже закрыта практически ото всех, и чтобы заслужить его доверие в этом плане, придется очень постараться. Все привыкли видеть его в хорошем расположении духа, беззаботным и легким человеком; в этот самый момент, оставшись наедине сам с собой, Рей может дойти и до серьезного селфхарма. По этой же причине он не любит одиночество и предпочитает находиться хотя бы в маленькой, но компании.
Хайме независим и упрям. В ответ на попытки поставить его на место он либо язвит, либо просто их игнорирует, делая вид, что не слышит. Особенно невосприимчив он становится, если на него начинают орать или ругают его. В таком случае можно смело считать, что до него не дойдет вообще ничего, потому что через секунду он забудет, о чем с ним говорили. Лишь только приказам своего непосредственного начальства он подчиняется полностью и беспрекословно; остальные же люди, даже если они выше его в иерархии, не имеют для Рейеса никакого значения.
Вместе с тем сам Рей проявляет хорошие лидерские качества. Связано ли это с тем, что люди как-то подсознательно к нему тянутся? Очевидно да, поскольку под командованием испанца люди все равно успешно работают, кооперируются и выполняют поставленные задачи. И все это может сопровождаться той же ребяшливостью и как будто бы беззаботностью Хайме, который на самом деле активно участвует в процессе наравне со всеми. Какой же он лидер, если не покажет достойный пример?
Может с легкой улыбкой довести до слез кого угодно. И еще, дам вам хороший совет - осторожнее с его иллюзиями!
Привычки: От нервов или чувств вроде страха, депрессии и грусти может начать вышивать на себе, пока никто не видит. Обливается лидокаином, прокалывает неглубоко кожу иголкой и просто шьет. Кроме этого, всегда кладет в чай лимон, в кофе лимон и вообще всюду куда возможно кладет лимон; теребит свои длинные ногти, если накладывает на себя женскую иллюзию; и практически никогда не заправляет свою постель.
Слабости: Алкоголь, от которого Хайме развозит мгновенно. Боится выключающегося света в метро или лифте; все с тех же лифтах постоянно появляется навязчивая мысль об оборванных троссах. Не любит оставаться в одиночестве, один на один со своими темными мыслями, которые толкают его на плохие поступки.
Любит: Какао, горячий шоколад и молочные коктейли. Ему очень нравится выращивать растения дома, это его скромное хобби, которое скоро поглотит весь штаб Варии. Так же любит мило с кем-нибудь чаевничать и уютную атмосферу. У себя в закромах хранит примерно 20 сортов разного чая, потому что он любит чай, МНОГО ЧАЯ. Любит все пушистое. А еще любит физические контакты.
Не любит: Ненавидит чувствовать боль, поэтому если жизнь толкает его на селфхарм - использует анестетики. Не любит болеть, и душевную боль тоже очень не любит. Терпеть не может когда на него орут или читают ему нотации. Тошнит от тушеных овощей и музыки метал и тяжелый метал.


• Хайме был родом из испаноговорящей семьи, поэтому воспитывался как билингв. Помимо английского и испанского, говорит на японском.
• Довольно быстро ушел из-под родителькой опеки, поэтому к 24-м годам может похвастаться изрядной самостоятельностью.­ Рей прекрасно готовит, особенно сладости, а еще в совершенстве умеет заваривать чай и делать вкусный кофе.
• Любит выращивать цветы. Дома у него ими заставлены почти все подоконники и полки на стенах.
• Собирает покемонов в нинтенде. Уже лет как пять...
• Ужасно слаб к алкоголю, поскольку из-за иллюзий никогда его практически не пил, и пить так и не научился.
• Может здорово постоять за себя и физически, если возникнет необходимость.


Общий вид: Выглядит как раз на свой возраст. Не больше, ни меньше, свой двадцатник с хвостиком вполне оправдывает. С первого взгляда складывается впечатление человека либо неаккуартного, либо потрепанного жизнью - Хайме не особо заботит свой внешний вид, для него главное удобство, а не красота. Движения у него плавные, мягкие, такая же и походка - немного пружинистая, словно он не знает, в какой момент ему нужно вдруг дернуться и прыгнуть, как дикому коту.
Рост: 187 сантиметров.
Волосы: Отросшие аж до самых плеч, неаккуратные и нестриженые, часто находятся в творческом беспорядке. Насыщенного черного цвета, которому завидуют все крашеные брюнетки (и натуральные иногда тоже). Достаточно мягкие и классные на ощупь. Из-за своей длины часто подобраны в хвостик. Единственное, что Рея в волосах не устраивает, так это то, что они вьются.
Глаза: Насыщенный зеленый, этакий вырвиглазной зеленый электрик. Иногда кажется совершенно неестественным, что это настоящий цвет глаз, а не линзы.
Черты лица: Нормальные, мужественные, уже без юношеской плавности и угловатости. Если из-за волос его можно было в детстве спутать с девочкой, то сейчас - едва ли такое представится возможным.
Телосложение: Довольно поджарое и суховатое, но вместе с этим - весьма спортивное, тут вам и кубики, и бицепсы с трицепсами. Ничего лишнего нет и в помине.
Кожа: Бледная, несмотря на изрядное количество испанской крови. Загорает плохо.
Отличительные черты: Широкие могучие брови - самая шикарная часть личика Хайме (после его глаз, конечно же). Балуется с иллюзиями. Иногда "по приколу" меняет себе цвет волос на зеленый, или цвет радужки на белый.
Одежда: Одевается обычно так, как удобно - кеды, джинсы, всякие футболки-толстовки и черный пиджак с неизменно закатанными до локтя рукавами/удобная куртка. За одеждой следит не особо, как и за модой. Часто одевается ОЧЕНЬ вызывающе и ярко.
Уже какое-то время моя годовалая сестренка, как только видит меня... Natsuo.Vatashi. 18:05:56
Уже какое-то время моя годовалая сестренка, как только видит меня, начинает громко плакать. Родители решили, что с этого момента я буду есть одна на кухне, пока они все будут ужинать в зале…
18:09:08 юль4игГ2000
ваще до пизды, у 1 из 10 семей вообще бывают СЕМЕЙНЫЕ ужины
18:09:25 юль4игГ2000
какая разница с кем есть
18:09:29 юль4игГ2000
сожри свою сестру
понедельник, 10 декабря 2018 г.
Когда тебе грустно Кошечка Картошечка 18:49:38
 Я устал, хочу любви,
Да так чтоб на век!
А ты паришь секс.
Я устал, иду на дно,
Смотреть про любовь
Немое кино...

***
Медлячок, чтобы ты заплакала
И пусть звучат они все одинаково,
И пусть банально и не талантливо,
Но как сумел на гитаре сыграл и спел.
Выпускной ты в красивом платьице
И тебе вот-вот семнадцать лет
Я хотел тебе просто понравиться
и как сумел на гитаре сыграл...

Просто Кошечка вспомнила, как проводила летом ночи в компании друзей, когда они сидели у костра на озере, смотрели на звезды, пели песни под гитару и просто были счастливы... И что-то так грустно стало, ведь вряд ли это когда-нибудь повториться, по крайней мере, не с этими людьми точно, ведь уже два года прошло и время и обстоятельства раскидали их всех. Но самое главное, что Кошечка все это отлично помнит. Эти воспоминания вместе с грустью и по сей день согревают её и помогают отвлечься от проблем и невзгод, а значит о них точно не стоит жалеть. ­­

Музыка Я устал
Настроение: Верните меня назад
Хочется: Лето, ночь, звезды
Категории: Дневник Кошечки, Лето, Воспоминания, Любовь, Друзья, Семья, Выпускной, Баста
Волк Idioteque 16:54:09
Я перекладываю часы: из своей комнаты — на кухню, из кухни — в туалет; лишь бы куда подальше. Они своим тиканьем призывают на какой-то шабаш, в другой мир, в другое время. Будто тиканье разбивает пространства своей монотонностью, своей предсказуемостью и настойчивостью.

***

Фальшивый волк смотрит на меня с бабушкиных часов — и своим бронзовым мерцаньем подмигивает мне. Зовёт остаться на подольше, чтобы я увидела, что происходит, когда обе его стрелки встречаются на двенадцати, а тьма из-за окна просачивается в крохотную квартирку и ложится прямо ему и мне на глаза.
Не понятно, что тогда будет — никто из нас ничего не увидит, но я всё равно буду помнить его бездушные глаза и хищные лапы, держащие рамку слишком неряшливо больших часов.
Я стою посреди комнаты. Бабушка ушла на рынок. Сейчас двенадцать часов, но не ночи. И солнце отражается от его стекла, закрывающего его глаза, прямо в мои — и слепит меня. Но я неподвижна и крепка в своих намерениях. Я пришла к нему ровно в двенадцать, чтобы сказать, что через двенадцать часов я жду его на этом месте. После сказанных слов ослепляющий луч ускользнул обратно в окно. Он согласен.
Ближе к двенадцати выползаю из всего множества одеял, которыми меня забросала бабушка, прямо в центр комнаты. И стою.
Небо за окном находится будто в сладостном ожидании расправы: тучи, рванные, как марля, обволакивают луну. Сетка марли становится всё больше и через одну из дырочек проскакивает лунный свет, чтобы лечь ровно на глаза волка.
Он пришёл. Он здесь. Я не боюсь.
Но то ли это тиканье часов участилось, то ли удары моего сердца.
Я слышу гортанный шёпот:
— Настя…
И закрываю глаза, чтобы полностью с ним погрузиться во тьму.
— Настя, ты почему здесь стоишь?

***

Я стою посреди комнаты и больше не слышу тиканья часов. В месте на стене, где раньше висел он, теперь большая пустая дыра.
Он куда-то ушёл. Возможно, в эту дыру. Возможно, воплотился в другие часы с волком в другом пространстве.
Но ушёл.
С "ВКонтакте" Золя КрАсных в сообществе We love Alan Rickman! 12:12:11
"Парни из ФБР - обыкновенные несносные эгоисты, и Макклейн не менее самодоволен, соперничая с ними, настолько, что вы едва ли не испытываете порочное удовольствие, желая, чтобы Ганс победил, особенно если бы он смог стереть с лица Брюса Уиллиса самодовольную ухмылку. Это злодей должен ухмыляться, а не герой; Алан же, напротив, сохраняет чувство собственного достоинства. Но самое лучшее происходит тогда, когда он понимает, что Беделия – это жена Макклейна, он берёт ее в заложники, приставив пистолет к её голове. «Вы всего лишь обыкновенный бандит! Бросает она ему обвинения. "Я исключительный бандит, миссис Макклейн, - шипит он, приближаясь к ней столь близко, словно разъяренный любовник. Раз уж я дошёл до похищения, вам следует быть повежливее".

© Цит. по: Морин Пэтон, "Алан Рикман. Неофициальная биография" (2003), Глава 7: "Сделка с дьяволом" .
Перевод - Е. Н.


Категории: Сведения
- Сколько у тебя было партнёров в... Анж Дембери 10:24:36
 - Сколько у тебя было партнёров в сексуальном плане?

Вот такой личный вопрос без единой эмоции, со спокойствием, без капли смущения задал тебе загадочный масочник, у которого тебе нужно было найти маску для особого задания. Казалось бы, ты должна покрыться румянцем от таких вопросов и начать неуверенно себя вести, но ничего такого внутри ты не чувствовала. Сидя на стуле, напротив молодого человека, чьё крепкое телосложение украшало множество татуировок, ты чувствовала, как мышцы начинают сжиматься от сладкого томления. Пока его руки касаются твоего лица, тебе хочется закрыть глаза от этого приятного чувства, но пылающий огонь в глазах не даёт тебе этого сделать в жажде ещё немного полюбоваться этим необычным парнем, который с первой же встречи вызвал у тебя необъяснимое чувство притяжения.

- А ты всегда задаёшь своим клиентам такие каверзные вопросы? - с ноткой сарказма спросила ты, не желая поддаваться на его провокацию.

- Это поможет мне лучше узнать предпочтения клиента, - спокойно отозвался он, делая замерки твоего лица.

Когда он приблизился к тебе, ты почувствовала лёгкое покалывание внизу живота.

- А у тебя самого сколько было девушек?

По его лицу трудно было определить, какие эмоции он испытывает. Но где-то внутри он почувствовал что-то незнакомое, несколько волнительное и приятное ощущение. Он был готов усмехнуться про себя, заметив, что ему впервые попалась такая смелая и нахальная клиентка, совсем не смущающаяся ни его внешнего вида, ни интимных вопросов. Ута готов был поклясться, что он удивлён тому, что эта девушка не является гулем. Что-то у неё было от хищников, что-то в ней было дикое, опасное, завораживающее. Но на лице не дрогнул ни один мускул, не желая выдавать явный интерес и любопытство хозяина в сторону человека.

- Ты не первая, - спокойно ответил Ута, хотя в его тоне ты смогла расслышать насмешливую интонацию и не менее дерзкую, будто он сам бросает тебе вызов, пытаясь смутить или же пристыдить. Ты точно не могла сказать, что именно он задумал сделать, но эти слова возбудили в тебе лёгкий азарт.

- Это смахивает на намёк, - игриво улыбнулась ты, положив ногу на ногу, из-за чего у тебя слегка приподнялась юбка, обнажив наполовину соблазнительную часть твоего тела, на которую масочник тут же обратил внимание, но лишь мимолётно, что в какой-то степени огорчило тебя. - А все гули такие не прямолинейные?

Молодой человек замер от твоего вопроса, который ввёл его врасплох. Но напряжённые черты лица снова расслабились, когда он услышал за своей спиной всё тот же игривый смешок. Такая черта совсем не свойственна обычному человеку, у которого при встрече с гулем сердце останавливается от страха, а ноги сами уносят вдаль, пытаясь найти безопасное место. Это было совсем не серьёзно, немного по-детски и кокетливо, что присуще женщине, которая хочет от мужчины получить что-то особенное.

- Все ли следователи среди девушек такие смелые? - поинтересовался он, встав около полок с различными масками и перебирая пальцами каждую из них, пытаясь найти подходящую. У него не было чувства страха. Какой смысл бояться, если этот следователь не в силах убить гуля? Но такой поворот событий отнюдь не навлёк на него смутил расправиться с безоружной жертвой. Надо бы уничтожить свидетеля, но внутри всё противилось этому. Он почувствовал знакомый азарт, какой сейчас был у тебя, поэтому данную ситуацию он воспринимал как невинную игру без обязательств и доли опаски.

- Тебя интересуют только такие особи? - беззаботно спросила ты. - Не бойся, я хочу жить в мире с гулями, так что я не стану нападать на тебя. Кроме того, ты можешь полностью осмотреть меня и убедиться в том, что я не представляю опасности.

Ты поднялась со своего стула и без капли смущения сняла с себя мужской плащ, под которым было лишь нижнее бельё. Вещь, упавшая с характерным звуком на пол, привлекла внимание масочника, который повернулся к тебе. Без тени смущения и стыда он оценивающе разглядывал девичье тело, соблазнительно выделяющееся на фоне тусклого света в помещении, ещё больше притягивая к себе взгляд молодого человека. Ты бросила на него дерзкий взгляд, полный вызова и азарта, желая вовлечь его в свою игру. Изгибы тела влекли его, главная мужская часть тела трепетала от этого великолепного вида, призывая кровь кипеть на средоточии интимной силы, но Ута упорно сопротивлялся этому чувству, ощущая какой-то подвох.

- Неужели боишься? - с очередным вызовом бросила ты, уперев руки в боки. - А я считала, что гули более смелые, - небрежным тоном бросила ты, стараясь задеть его за живое.

Внешне он остался спокойным, но внутри всё яростно затряслось от дерзких слов. Он никогда не позволял людям брать верх над собой, над хищником, который без жалости был готов убивать и сеять хаос среди беззащитных жертв. Он всегда знал, что будет выше людей, но здесь оказалось, что роль жертвы теперь играет он, пытаясь подавить в себе чувства, что было совсем не свойственно его садисткой натуре. И твои слова пробудили в нём снова того хищника, который без жалости ломает, рушит и упивается кровью своих павших жертв, наслаждаясь их страданиями.

Одним резким рывком он оказался возле тебя и ты, не ожидая подобного, вскрикнула, оказавшись прижатой к стене. Два глаза, в которых был активирован какуган, пристально следили за каждой твоей реакцией, за каждым дрогнувшим мускулом на лице, и нутро его внутреннего зверя наслаждалось твоим страхом.

- Видимо, твой настрой дерзить уже пропал, - спокойно заметил Ута, разглядывая твоё обеспокоенное лицо, касаясь пальцами бархатной кожи. Но как всё-таки был велик соблазн взять под свой контроль это манящее тело, слиться с ним воедино, а затем впиться зубами, выпив всю жизненную силу без остатка, чтобы это великолепие искусства принадлежало только ему, пусть и в таком виде - у каждого своё представление о красоте.

- Ты просто застал меня врасплох, - успокоив прерывистое дыхание, ответила ты, набравшись смелости посмотреть ему в глаза и доказать, что ты его не боишься.

- Как ты узнала, что я гуль? - спросил Ута. Его пальцы плавно переместились на твою шею.

- Какому бы дураку понадобилось делать глаза, как у гуля, когда люди не доверяют уже даже своим близким, подозревая тех в сущности трупоедов? - беззаботно спросила ты. - Ты уж точно не похож на обычного человека, я тебе скажу.

- А если бы ты ошиблась? - его лицо приблизилось к тебе, дыхание обожгло кожу на губах, внутри тебя вспыхнуло волнение.

- Но ты ведь сам себя выдал, - усмехнулась ты ему прямо в губы, предчувствуя свою победу в этой словесной перепалке.

Ута выдавил из себя лёгкую ухмылку.

- Ты действительно смогла подловить меня. Молодец. Но тебя не пугает, что сейчас ты находишься в моей власти? Я ведь могу легко убить тебя.

- А мне кажется, что ты хочешь гораздо большего, - ты снова усмехаешься и, поднимая колено, задеваешь им пах молодого мужчины, чувствуя, как он уже затвердел. Ута едва сдерживает себя от томного вздоха, но на его лице по-прежнему нет ни единой эмоции. Лишь внутри он поражается такой смелости, которая пробуждает его на совсем иные ощущения и желания.

Он ещё сильнее прижимает тебя к стене, уменьшая расстояние между вашими лицами, и ваши губы уже почти соприкасаются. Ты выдыхаешь, смотришь на него затуманенными глазами, когда как его взгляд больше похож на взгляд зверя на цепи - и хочется напасть, и не можешь. Эта порочная близость завораживает ещё больше, щекоча каждый нерв, каждую клеточку тела, трепетно вздрагивающую от возбуждения.

- Ты всеми гулями так манипулируешь?

Его руки проводят по твоему телу, не касаясь запретных мест, и замирают на тонкой талии.

- Ты у меня первый.

Беззаботный смешок исходит с уст, растянутых в уверенной улыбке. Слишком беспечна, слишком спокойна - это завораживает и отталкивает, потому что Ута не привык видеть перед собой жертв, которые так спокойно смотрят ему в глаза, смеются прямо в лицо, не боясь последствий. Он сжимает руками стан, грубо притягивая к себе и резко впивается в твои губы, прикусывая за нижнюю часть, тем самым доказывая своё превосходство. Ты мычишь от боли, но это чувство ещё больше разжигает пламя страсти между вами, поэтому ты стойко терпишь эти обжигающие поцелуи. Все вопросы были оставлены позади, когда его ладони начали судорожно изучать линии твоего тела, вызывая искры блаженства, которые ты чувствовала каждой клеточкой. Он сжимает со всей силы хрупкое человеческое тело, не заботясь о том, что под его напором оно может сломаться, как фарфоровая ваза. Ты стойко терпишь его прикосновения, со всей страстью отвечая на его поцелуй, пьянящий разум, сама не понимая, как тебе могут нравится его дерзкие, опасные и властные прикосновения, почему тебе так хочется чувствовать его власть, быть беззащитной с ним. Как же это нелепо: следователь, убивающий гулей, который готов ощущать свою слабость от властных прикосновений своего врага. Эта порочная связь сводила с ума на подснознательном уровне, призывая тебя остановиться, но как же велик был соблазн, что ты была готова без остановки повторять, оправдывая своё страстное безумие.

Он отрывается от твоих губ, шумно выдыхая в них, заставляя ещё больше закипеть волну чувств, накрывшую тебя. Язык касается твоей шеи, вырисовывая на ней незамысловатые узоры, а ладони падают на небольшие округлости, грубо, без тени милосердия сжимая их под твои приглушённые стоны. Он знает, что тебе больно, и его садистская натура наслаждается этим, продолжая безжалостно издеваться над твоим хрупким телом. Сжав тебя в своих объятьях, он переносит тебя ближе к столу, на котором он делает маски, и одним резким, грубым движением прижимает тебя к нему, вмещаясь между твоих ножек. Одним ловким движением стягивая с тебя трусики, он хватает тебя за бёдра и усаживает на стол, сливаясь с твоими губами в страстном поцелуе. Языки сплетаются, образуя танец страсти, от которого вам обоим кружит головы, от {censored} становится невыносимо горяч. Услышав шум расстёгнутой ширинки, ты почувствовала, как внизу становится ещё горячее от волнения и ожидания. Ута даже не стал медлить, сразу же ворвавшись в чувстительную точку - мощно и сладко, отчего ты запрокинула голову, издав протяжный стон, сжав ногами его торс. Масочник грубо притянул тебя за шею, припав к сладким губам, жадно сминая их и покусывая, наслаждаясь этим металлическим привкусом, падающим на его влажный язык, которым он слизывал алые капли с твоих израненных губ.

- Садист... - прошептала ты ему в губы, впившись ногтями в его оголённую грудь. Ута тихо вздохнул и, получив новую дозу адреналина и потока азарта, ты медленно провела ногтями по его телу, оставляя за собой красную дорожку, из которой позже появились маленькие капли рубиновой жидкости.

Не успела ты и глазом моргнуть, как он резко притянул тебя за волосы, затыкая рот очередным болезненным и грубым поцелуем. Его язык яростно заплясал у тебя во рту, вдавливая затылок в свою руку, которой он зарылся в твоих волосах, когда он сам томительно двигал бёдрами, делая резкие и грубые рывки, которые ты сопровождала чуть ли не криками. Его напор с каждым разом увеличивался, на что тебе оставалось лишь глухо кричать от воспалённых эмоций, пока он обжигал ключицы горячим дыханием, изредка покрывая их пылкими поцелуями, от которых твой разум застилал туман ярких чувств и ощущений. Одним рывком он срывает с тебя лифчик, прикрывающий девичьи достоинства, и со всей жадностью впивается губами в грудь, обсыпая небольшие затвердевшие жемчужинки мимолётными поцелуями, пока его бёдра продолжали двигаться в бешеном ритме, от которого тебе сносило голову. Зубами он схватил горошинку, слегка оттягивая её, отчего ты вцепилась молодому человеку в тёмные волосы, издав сдавленный стон. Руки сжались на шевелюре, когда ты почувствовала, что подходишь к пику.

- Я... я не могу больше... - обессиленно шепчешь ты хриплым от возбуждения голосом. Чувство экстаза начинает захватывать всё твое содрогающееся от его грубых ласк тело. Ты уже не в силах терпеть эту сладку пытку, как бы ни хотелось продлить это удовольствие от насилия.

Ты хочешь ещё что-то сказать, но слова обрывает резкий толчок, а руки, упавшие на твои бёдра, безжалостно сжимают их, оставляя после себя яркие сине-фиолетовые пятна. Ты кричишь от этой пытки, вцепляясь в его плечи, словно пытаясь остановить. Пик блаженства приближается, силы покидают тебя, но его бешеные движения продолжаются внутри, вызывая смешанные чувства от дьявольски приятных, от которых ты готова мурлыкать, как кошка, выражая свою радость, томящуюся в груди, до жалобных стонов и мычаний, молящих о прекращении.

- Я гуль - безжалостный монстр, который не знает, что такое милосердие, - его руки ещё сильнее сжимают твои бёдра, отчего ты издаёшь ещё один крик, что является усладой для ушей молодого человека. В этот момент его глаза хитро блеснули, в глубинах которого готов был вырваться истинный гуль, готовый целиком поглотить тебя не только физически. - Ты должна была знать, на что ты идёшь.

Он издевается, получая истинное удовольствие, глядя на то, как ты беспомощно двигаешься в такт с ним, как ноги содрагаются от оргазма и бессилия, как ты разрываешь тишину комнаты сдавленными от хриплого голоса криками. В его глазах был блеск агрессивного и голодного зверя с оскалом хищника, которого он выпускал в свои движения, причиняя тебе и боль, и неземное наслаждение. Ты глотала урывками необходимый воздух, чувствуя, что сейчас вот-вот потеряешь сознание от его темпа. Соблазн был слишком велик, но ты и представить себе не могла, что наткнёшься на безжалостную пытку, которой искренне наслаждался Ута, опьянённый своей жаждой. Его влажные губы припадают к твоей шее, он делает последний рывок, лишаясь последних сил даже на выдох, и твою плоть накрывает приятный жар. Тела покрываются испариной от диких рывков и движений, ты кладёшь голову на его плечо, пытаясь привести тяжёлое и сбивчивое дыхание в норму.

Его горячее дыхание касается твоей кожи, заставляя покрыться ту мурашками. Ты готова прикрыть от блаженства глаза, но чувство безопасности, подавшее тебе тревожный сигнал о нападении, заставил тебя в миг отстраниться от парня. Одним резким движением ты успеваешь схватить на столе собственный ножик, который ты успела незаметно положить на стол, и приставила его к горлу гуля, который собирался уже сомкнуть клыки на твоей